Aug. 14th, 2012

flinter_ab: (Default)

    Я не припомню, чтобы какая-либо еще встреча "Зенита" и "Спартака" была настолько ожидаемой всеми: болельщиками, "специалистами", журналистами. Казалось, что даже бабушки с пучками укропа на рынке обсуждают шансы, расклады и варианты игры в Санкт-Петербурге. Причастные же лица на этот раз были очень осторожны в оценках: мол, начало сезона, поражение не станет катастрофой и прочие обтекаемые ответы на главный вопрос: кто сильнее.

   Конечно, единственно правильный ответ могла дать только сама игра, но предматчевая энтропия неуклонно отдавала пальму первенства "Спартаку". В пользу москвичей приводились аргументы, имевшие право на жизнь: тут и невнятное начало сезона со стороны "Зенита", уступившего по всем статьям Суперкубок "Рубину", и травмы Кержакова и Бухарова, и три победы красно-бедых на старте. Сюда же добавлялась уже традиционно газпромовская селекция петербуржцев, а так же долгожданная многими смена тренера: в Москву приехал де-факто чемпион Испании последних трех лет Унаи Эмери.

   Все эти приятные для спартаковских фанатов расклады однако не учитывали несколько важных моментов. Во-первых, "Зенит" тоже выиграл все три стартовые матча чемпионата, причем по всем статьям были обставлены официальные конкуренты: "Динамо" и ЦСКА. Во-вторых, форма петербуржцев стремительно набирает свои потенциальные джоули, что успели почувствовать на себе армейцы. И третий фактор, о котором забывать не следовало бы совсем – это личность Лучано Спаллетти. Уже вроде как моветон петь итальянцу дифирамбы, но жизнь заставляет.

   Здесь будет небольшое лирическое отступление, поэтому кому совсем никак, может пролистать вниз.   

   Когда-то на территории современной Мексики существовал советский футбол цивилизация ольмеков – общее название для целого ряда племен, породивших своеобразный "золотой век" Мезоамерики. Но по неизвестным по сей день причинам эта культура исчезла, не оставив почти никаких следов, на смену ольмекам пришли агрессивные и беспринципные тольтеки, державшие первое место в чемпионате практически триста лет. И когда на горизонте появилось слабое и нищее племя теночков, на них по первости никто не обратил внимания: все были заняты своими разборками, тем более что лучшие годы тольтеков к тому времени прошли, и их города-государства погрязли во взаимных претензиях и наездах, сопровождавшихся, как это водится, трупами и грабежами. Приперлись тут какие-то оборвыши плохо пахнущие со смешным названием – ну и Тласолтеотль с ними, тут свои расклады и борьба за медали. Вон, пусть тусуются у озера со змеями, глядишь, у конкурентов и отнимут пару очков, что в условиях лимита ничьих дело очень полезное. Так, например, тренер киевских динамовцев король города Кулуакана Ачитометль в предверии решающих игр решил "занести" теночкам, и отдал их вождю свою дочь в надежде на счастливый брак и поддержку в праведной борьбе с конкурентами. Те, правда, сняли с невесты кожу. клю и продемонстрировали обалдевшему от такого королю. На какое-то время все тольтекские племена объединились, загнав теночков в пердив озеро Тескоко, и продолжили собственные разборки. Теночки же выстроили прямо на озере город Теночтитлан. И через какие-то сто лет прошлись еще неизобретенным паровым катком по государствам тольтеков, установив на их осколках свое безусловное владычество.

   Теночки нам больше известным под именем мешиков, от которого пошло само название страны – Мексика – или ацтеков.

   В какой-то период у мешиков-ацтеков конкурентов на огромной территории не было. Удачно собрав воедино остатки былого могущества тольтеков, они быстро навязали всему чемпинату свою волю. При этом ацтеки так и не сумели создать полноценную экономическую и идеологическую базу своего доминирования. Они не знали денег, система управления была во многом примитивна: в трансферные окна с подчиненных территорий сборщики собирали все лучшее, тем, кто пытался сопротивляться, выписывали целебных пендалей, забирая уже не только лучшее, но и вообще все полезное. при этом на местах правили местные элиты, у которых были свои интересы, но не было средств ацтекам противостоять. Постоянного же управления провинциями империя не имела. 

   В этих исторических условиях Теночтитлану противостоял только один город – Тлашкала. В период расцвета государства мешиков тлашкальцы могли удовлетворятся только статусом гордого, но все равно зависимого народа. Формально они были сами по себе и даже выиграли кубок, но  вопрос могущества в данном случае был тесно завязан на вопрос экономики: на ацтеков работала практически вся Мексика, тлашкальцы же могли рассчитывать только на себя. Войны между городами заканчивались почти всегда одинаково: Тлашкала мужественно билась с ацтеками и красиво, достойно, но все же проигрывала. При этом тлашкальцы вполне могли выставить стотысячную армию, но и вопрос ресурсов оказывался не главным: мешики, привыкшие к доминированию, лучше использовали свои наличные силы. Такое равновесие, полностью устраивавшее одну из сторон, продлило ровно до 1519 года от Рождества Христова.

   В этом году на берега Новой Индии высадился Фернандо Кортес Монрой Писарро Альтамирано.

   Отряд Кортеса, состоявший всего из четырехсот человек, вошел на территорию Тлашкалы, отбился от тридцатитысячной армии тлашкальцев, пережил ночное нападение на свой лагерь, а затем выстоял в бою против уже стотысячного войска, потеряв две лошади и шестьдесят человек ранеными. И вот тут, видя такое дело, правитель города – Шикотенга – понял, что с таким наставником надо дружить. Фактически Кортесу был выдан неограниченный кредит на территории Тлашкалы, а так же все местные розовощекие воспитанники. Условие было одно – золотые медали. И как можно больше.

   Триумф Кортеса в Мехико-Теночтитлане был вызван на самом деле не наличием огнестрельного оружия: индейцы быстро перестали бояться его грохота. И малочисленная кавалерия конкистадора не была überwaffe в этой войне, особенно в боях на узких дамбах столицы. В первую очередь Кортес оказался носителем совершенно иного менталитета, который переняли у него и тлашкальцы. Император Монтесума с самого начала действовал против испанцев так, словно он остался в счастливых для себя 90-х временах тотального превосходства мешиков над всеми. Кортеса же он не понимал, приписывая его успехи любым факторам: заговорам высших сил, а то и их каре за грехи грешные. Вообще есть теория, что Монтесума, как и большинство других ацтеков, воспринимали бородатого Кортеса за воплощение Кецалькоатля – пернатого змея – или как минимум его посланника. Суеверные мешики и в самом деле могли сопоставить пророчество о возвращении короля-пророка Кецалькоатля, в девичестве – короля тольпеков Топильцина, бежавшего куда-то к майя во временя незапамятные. Мол, король, которые есть воплощение пернатого змея на земле, вернется с востока бледным и бородатым. Кортес, дотопавший на своих двоих от самого побережья Мексиканского залива, до того фактически бежавший с Кубы, прихватив корабли губернатора Веласкеса, жравший на протяжении пути чуть ли не собственные подметки, был небрит и выглядел не слишком здоровым.

   Так или иначе Кортес со второго раза сокрушил казалось бы незыблемую гегемонию Теночитлана. Да, не все сразу пошло гладко: оставленный на хозяйстве в столице Педро де Альварадо сумел взбаламутить город. И когда безвольного Монтесуму камнем по голове сменил неистовый Куитлауак, он сумел выгнать испанцев из Мехико, устроив им полноценные 2:3 Ла ноче Триеста – Ночь Печали. Но Кортес вернулся, приведя за собой армию тлашкальцев. И 13 августа 1521 года Теночтитлан окончательно пал.

   Когда говорят о триумфе Кортеса, часто ему приписывают мифические вещи вроде марш-броска на Мехико во главе горстки людей, которые штурмом взяли укрепленную столицу. Нет, конкиста в Мексике была союзом Кортеса и государства Тлашкалы. И главное, что сделал Кортес – он доказал самим тлашкальцам, что победа не только возможна, нет – она неизбежна. Когда, казалось бы, все рухнуло, остатки людей Кортеса, среди которых не было ни одного не раненного, укрылись в Тлашкале, а у порога стояла гигантская армия мешиков, тлашкальцы были уверены в своем конечном успехе.  И сотрудничество оказалось взаимным: под руководством Кортеса тлашкальцы разрушили Теночтитлан, а сама Тлашкала еще триста лет имела особый статус и многочисленные льготы.

   Для российского футбола Лучано Спаллетти оказался таким же Кортесом, даром что он итальянец, а не испанец. Сеньор вошел в Премьер-Лигу столь триумфально и уже несколько лет не дает повода усомниться в своем абсолютном превосходстве над любым наставником. И на поле, и на тренировке, и на страницах газет. Поражения случаются и у него, но в итоге он все равно оказывается победителем. Да, хотелось бы, чтобы Спаллетти закончил не так, как Эрнан Кортес, чьи успехи в Мексике не сопровождались триумфом в Европе, но тут, как и с первым губернатором Мексики,  все зависит не только от него.

   А Эмери потерпел свое первое поражение в России. И увы для него – слишком явное, как показала игра.


This photo on 500px

   Просто Спаллетти оказался лучше готов к конкретному матчу. Обе команды подошли к нему с полными лазаретами, но итальянец куда как лучше знает свой коллектив и сумел сгладить неровности состава. И главное: он полностью предугадал, как будет играть Эмери, что и предопределило преимущество "Зенита".Читать запись полностью » )



Оригинальный пост на flinter.ru

Profile

flinter_ab: (Default)
flinter_ab

February 2013

S M T W T F S
     12
3456789
101112131415 16
17181920212223
2425262728  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios