Mar. 18th, 2012

flinter_ab: (Default)

 Проблема соотношения доморощенных руководителей и наемных менеджеров всегда стояла очень остро. Во все времена, не при Петре началось. Вопрос соотношения корысти, любви к искусству и готовности живот положить за Отечество – краеугольный при выборе: пригласить варяга или выискивать собственные кадры. Причем корысть учитывается не только у потенциального легионера, но и у приглашающей стороны, потому как, во-первых, дель Боске дешевле Моуринью, а во-вторых, Большая Белая Надежда сама по себе может начать приносить прибыль, а не только убытки в виде расходов по заработной плате.

Чем руководствовались боссы "Динамо", назначая Сергея Силкина не временщиком, а постоянным главным тренером, мы точно не знаем. С одной стороны, конечно, результаты второй половины сезона давали повод думать о правильности такого выбора, но неоднократно раздавались осторожные голоса, указывавшие, что и игровая модель у бело-голубых, мягко говоря, не выстроена, и полноценно команду мастеров к сезону наставник еще ни разу не готовил. Но что там голоса, когда "Динамо" ко второму перерыву занимает третью строчку, состав вроде боевой, во всяком случае не привычный уже за последние сезоны набор исполнителей добротно-среднего уровня.

Силкин остался главным тернером, став очередным наставником, на которого руководство, боелельщики и журналисты примерили усы "русского дель Боске". Вот, мол, тот человек, который не за презренный металл, а сугубо из высоких чувств.

Однако футбол – вещь такая, что чувства тут котируются не столь высоко. Если предоставить слово аналитику Бубнову Ловчеву Макиавелли, в опыте и авторитете которого сомневаться не приходится, то он может нам поведать о своем сравнении двух выдающихся тренеров своего времени: Франческо Сфорца и Чезаре Борджиа.

Первый был бастардом кондотьера Муцио Аттендоло, как раз и получившего прозвище Сфорца — "сильный". Не имея за душой ничего кроме таланта, выбился в признанные специалисты своего дела, тренировал попеременно команды Рима, Венеции, Милана, Флоренции. В итоге авторитет Франческо Сфорцы повысился настолько, что сенат Милана передал ему бразды правления городом с правом определять трансферную политику и нераззурри, и россонери. Вот так пришлый тосканец сумел не просто оказаться на вершине пищевой цепочки, но и основать полноценную династию, правившую Миланом 85 лет, и давшую миру доктора Ганнибала Лектера, утверждавшего, что он – далекий потомок Сфорца. 

Второй тоже начинал свой жизненный путь как бастард, потому как его папа – Родриго Борджиа де юре детей иметь не мог: кардиналам католической церкви это противопоказанно. Но будущему папе (уже Римскому) Александру VI это не помешало помимо Чезаре обзавестись еще одним сыном Хуаном и дочерью – прекрасной Лукрецией. О семейке Борджиа до сих пор ходит множество слухов, большей частью никакого отношения к действительности не имеющих. Если кому интересно, могу порекомендовать ознакомиться с трудом Саббатини (да, он написал не только про капитана Блада). Нас же тут интересует несколько иной момент. При всех своих недостатках Александр VI был гениальнейшим политиком, умевшим вывернуть ситуацию так, что полный аллес капут оборачивался неприятным сюрпризом его врагам. Когда корол Франции Карл VIII по пути в Неаполь, где у него были некоторые разногласия из-за прав на корону, науськиваемый кардиналом Джулиано делла Ровере решил завернуть в Рим, все решили, что дни Борджиа сочтены. Но к удивлению делла Ровере Карл был буквально охмурен Александром и заключил с ним союз.  Чезаре же, возглавивший через некоторое время папскую армию, пользуясь связями отца с королевскими домами Франции и Испании, начал кампанию по созданию единого и сильного итальянского государства.  И поначалу все шло хорошо: народ любил своего "графа Валентино", забыв даже, что тот – этнический испанец. Борджиа контролировал уже всю Романью и Урбино, основательно потеснил суверенетет Флоренции, но в 1503 году от отравления умирает папа Александр. Сам Чезаре с трудом, но выживает и продавливает назначение на Святейший Престол папы Пия III, верного семье Борджиа. Но тот неожиданно отходит в мир иной уже через 27 дней, скорее всего и тут не обошлось без веществ, мало совместимых с бренностью существования, но как бы то ни было папой становится Юлий II, ранее звавшийся… Джулиано делла Ровере. Франция и Испания больше не считают себя связанными обязательствами перед Борджиа, и Чезрае приходится бежать. Все его достижения на посту тренера молодой сборной Италии были уничтожены одним махом.

Макиавелли, восхищаясь обоими, отмечает существенную разницу между двумя этими людьми: кондотьер, наемник Сфорца пришел к успеху благодаря собственному старанию и таланту, закалявшемуся в многочисленных битвах на стороне чужих ему людей. Борджиа же – баловень фортуны. К его услугам был весь Рим, бывший ему родным, но как только ситуация изменилась, и действовать пришлось самому, он оказался если не беспомощным, то уж точно проигравшим. 

Насколько похож Спаллетти на кондотьера Сфорцу, мы не знаем, просто потому, что неизвестна внутренняя мотивация итальянца: работает он исключительно за деньги, или же душа его прикипела к команде со стрелкой. Но вот для Сергея Силкина начало третьего круга и стало тем же экзаменом, каковым для Борджиа явился приход к власти в Ватикане делла Ровере.

 Первые матчи после перерыва показали, что "Динамо" испытывает основательные проблемы с организацией игры. Команда не состыкована по линиям: защита, полузащита и нападения действуют отельно друг от друга, отсутствует синхронность действий. Непонятные пертурбации с Кураньи не добавляли оптимизма поклонникам бело-голубых.Читать запись полностью  )



Оригинальный пост на flinter.ru

flinter_ab: (Default)

 Проблема соотношения доморощенных руководителей и наемных менеджеров всегда стояла очень остро. Во все времена, не при Петре началось. Вопрос соотношения корысти, любви к искусству и готовности живот положить за Отечество – краеугольный при выборе: пригласить варяга или выискивать собственные кадры. Причем корысть учитывается не только у потенциального легионера, но и у приглашающей стороны, потому как, во-первых, дель Боске дешевле Моуринью, а во-вторых, Большая Белая Надежда сама по себе может начать приносить прибыль, а не только убытки в виде расходов по заработной плате.

Чем руководствовались боссы "Динамо", назначая Сергея Силкина не временщиком, а постоянным главным тренером, мы точно не знаем. С одной стороны, конечно, результаты второй половины сезона давали повод думать о правильности такого выбора, но неоднократно раздавались осторожные голоса, указывавшие, что и игровая модель у бело-голубых, мягко говоря, не выстроена, и полноценно команду мастеров к сезону наставник еще ни разу не готовил. Но что там голоса, когда "Динамо" ко второму перерыву занимает третью строчку, состав вроде боевой, во всяком случае не привычный уже за последние сезоны набор исполнителей добротно-среднего уровня.

Силкин остался главным тернером, став очередным наставником, на которого руководство, боелельщики и журналисты примерили усы "русского дель Боске". Вот, мол, тот человек, который не за презренный металл, а сугубо из высоких чувств.

Однако футбол – вещь такая, что чувства тут котируются не столь высоко. Если предоставить слово аналитику Бубнову Ловчеву Макиавелли, в опыте и авторитете которого сомневаться не приходится, то он может нам поведать о своем сравнении двух выдающихся тренеров своего времени: Франческо Сфорца и Чезаре Борджиа.

Первый был бастардом кондотьера Муцио Аттендоло, как раз и получившего прозвище Сфорца — "сильный". Не имея за душой ничего кроме таланта, выбился в признанные специалисты своего дела, тренировал попеременно команды Рима, Венеции, Милана, Флоренции. В итоге авторитет Франческо Сфорцы повысился настолько, что сенат Милана передал ему бразды правления городом с правом определять трансферную политику и нераззурри, и россонери. Вот так пришлый тосканец сумел не просто оказаться на вершине пищевой цепочки, но и основать полноценную династию, правившую Миланом 85 лет, и давшую миру доктора Ганнибала Лектера, утверждавшего, что он – далекий потомок Сфорца. 

Второй тоже начинал свой жизненный путь как бастард, потому как его папа – Родриго Борджиа де юре детей иметь не мог: кардиналам католической церкви это противопоказанно. Но будущему папе (уже Римскому) Александру VI это не помешало помимо Чезаре обзавестись еще одним сыном Хуаном и дочерью – прекрасной Лукрецией. О семейке Борджиа до сих пор ходит множество слухов, большей частью никакого отношения к действительности не имеющих. Если кому интересно, могу порекомендовать ознакомиться с трудом Саббатини (да, он написал не только про капитана Блада). Нас же тут интересует несколько иной момент. При всех своих недостатках Александр VI был гениальнейшим политиком, умевшим вывернуть ситуацию так, что полный аллес капут оборачивался неприятным сюрпризом его врагам. Когда корол Франции Карл VIII по пути в Неаполь, где у него были некоторые разногласия из-за прав на корону, науськиваемый кардиналом Джулиано делла Ровере решил завернуть в Рим, все решили, что дни Борджиа сочтены. Но к удивлению делла Ровере Карл был буквально охмурен Александром и заключил с ним союз.  Чезаре же, возглавивший через некоторое время папскую армию, пользуясь связями отца с королевскими домами Франции и Испании, начал кампанию по созданию единого и сильного итальянского государства.  И поначалу все шло хорошо: народ любил своего "графа Валентино", забыв даже, что тот – этнический испанец. Борджиа контролировал уже всю Романью и Урбино, основательно потеснил суверенетет Флоренции, но в 1503 году от отравления умирает папа Александр. Сам Чезаре с трудом, но выживает и продавливает назначение на Святейший Престол папы Пия III, верного семье Борджиа. Но тот неожиданно отходит в мир иной уже через 27 дней, скорее всего и тут не обошлось без веществ, мало совместимых с бренностью существования, но как бы то ни было папой становится Юлий II, ранее звавшийся… Джулиано делла Ровере. Франция и Испания больше не считают себя связанными обязательствами перед Борджиа, и Чезрае приходится бежать. Все его достижения на посту тренера молодой сборной Италии были уничтожены одним махом.

Макиавелли, восхищаясь обоими, отмечает существенную разницу между двумя этими людьми: кондотьер, наемник Сфорца пришел к успеху благодаря собственному старанию и таланту, закалявшемуся в многочисленных битвах на стороне чужих ему людей. Борджиа же – баловень фортуны. К его услугам был весь Рим, бывший ему родным, но как только ситуация изменилась, и действовать пришлось самому, он оказался если не беспомощным, то уж точно проигравшим. 

Насколько похож Спаллетти на кондотьера Сфорцу, мы не знаем, просто потому, что неизвестна внутренняя мотивация итальянца: работает он исключительно за деньги, или же душа его прикипела к команде со стрелкой. Но вот для Сергея Силкина начало третьего круга и стало тем же экзаменом, каковым для Борджиа явился приход к власти в Ватикане делла Ровере.

 Первые матчи после перерыва показали, что "Динамо" испытывает основательные проблемы с организацией игры. Команда не состыкована по линиям: защита, полузащита и нападения действуют отельно друг от друга, отсутствует синхронность действий. Непонятные пертурбации с Кураньи не добавляли оптимизма поклонникам бело-голубых.Читать запись полностью  )



Оригинальный пост на flinter.ru

Profile

flinter_ab: (Default)
flinter_ab

February 2013

S M T W T F S
     12
3456789
101112131415 16
17181920212223
2425262728  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 12:22 am
Powered by Dreamwidth Studios